«Мы вчера с девочками решили сходить в дорогущий модный ресторан. Ну, то есть, если честно, это девочки решили..»

«Мы вчера с девочками решили сходить в дорогущий модный ресторан. Ну, то есть, если честно, это девочки решили..»

Мы вчера с девочками решили сходить в дорогущий модный ресторан.
Ну, то есть, если честно, это девочки решили, а я пошла за компанию.

Когда в нашем девичьем чате я прочла, куда мы идём, внутри меня поселилась ворчливая скряга: это обещал быть самый дорогой обед в моей жизни.
Я не хочу называть сумму, но чтобы было понятно: месяц питания моего сына в школе (горячие завтраки и обеды) стоит дешевле.
Я представила, что еще можно купить за эти деньги, которые я просто «съем» за один раз — и расстроилась.

Мне жаль денег на еду, и на себя — жаль.
Но мне слишком нравилась компания, чтобы я «слилась» с этого действа.
И я договорилась сама с собой («ну вот когда я ещё попаду в такое место и с такими людьми?») и пошла.
И дальше был дистиллированный восторг. Какое-то невероятное гастрономическое наслаждение длиною в два с половиной часа.
В том ресторане еда — это формула, в которой слово «интересно» умножено на «вкусно», там хотелось смотреть, и внимать, и смаковать, и — «о, боже, что бы вы ни делали, только не останавливайтесь».

Это был целый дегустационный спектакль, где на сцене появлялись всё новые и новые герои, удивляющие всё сильнее и сильнее, хотя каждый раз казалось: ну куда ещё круче?
И шеф-повар, такой скромный, такой смущенный нашим вниманием, такой влюбленный в магию своего невероятного творчества.
Там я поняла, что за такое — не жалко денег. Вот ни копейки. Столько эмоций, столько восторга, столько впечатлений, сколько я купила за эти деньги, я мало где найду.

А это лучшая инвестиция — в жизнь, в любопытство, в интерес, во вкус.
Наполненная впечатлениями по макушечку, я побежала выступать на своё мероприятие.
Там меня встречала одна из организаторов К. Мы много раз работали вместе, виделись не впервые.
Мне показалось, что у К. были красные глаза, будто заплаканные.
Я стеснялась спросить, что случилось.

Но когда мы остались одни, и я стала рассказывать о своих гастрономических приключениях, К. вдруг перебила меня страшной фразой:
— Оль, я только что мужа похоронила…
Я врезалась в ужас этой фразы.

Как? Почему? Когда?
Да нипочему.
Инфаркт.
Внезапно, страшно и неожиданно.
Совсем молодой ещё, позвонил с дачи, сказал, что в спину вступило, она собралась и поехала, крем повезла для спины, согревающий и… не успела.
К. рассказывает, что прошлой осенью, еще до пандемии, они с мужем накопили на поездку во Вьетнам. Мечтали оба.
Вьетнам — это очень далеко и очень дорого.
А дома — столько финансовых «дыр»: и дачу достраивать надо, и в машине что-то чинить, и дома надо паркет переложить…
Родня гундела: «Разве можно так нерационально жить? Миллионеры нашлись…»
Но — Вьетнам. Ну, когда еще?
И они взяли — и полетели. И это была просто чудесная поездка двух счастливых людей.

К. смотрит на меня глазами, полными слёз: «Я так счастлива, что мы тогда выбрали путешествие, а не дела. Дела, они всегда будут. А впечатления — это бесценно. Я рада, что у него был Вьетнам. Вьетнам ценнее, чем… паркет».
Мы обнялись с К. и вместе поплакали.
И я еще раз до мурашек прожила мысль о том: как важно, как нужно, как необходимо ЖИТЬ СЕГОДНЯ.
Инвестировать в яркую жизнь свои ресурсы — время, деньги и возможности.
Потому что каждый день — это подарок.
Подарок, который бесценен именно тем, что не бесконечен.

Приехала домой сегодня, а на столе записка от мужа: «Мы с сыном тебе завтрак приготовили». И сковорода, заботливо обёрнутая для тепла полотенкой.
Я открываю сковородку, а там — омлет с греночками и помидорками в штриховке из укропа. Обильно сдобренный любовью моих мужчин.
Вчера я ела изысканную кухню, такую высокую, что дух захватывало.

А сегодня я ем омлет из яиц, молока и криво порезанных помидорок.
Но сердце замирает от счастья и благодарности.
Так важно каждый день жить вкусно, ребят.
И я сейчас не про еду…

Ольга Савельева
Иллюстрация Юли Григорьевой